Мастер Маргарита

Мастер Маргарита

  • Автор: Наталья Мещерякова

«Все мы вышли из "Желудька"…» — кажется, это сермяжная правда жизни для латвийца любого поколения. Книга «Желудек» была, пожалуй, в каждом доме. А вместе с ней в каждом доме была она — мастер по имени Маргарита. Писательница, художник, автор сорока собственных книг и иллюстратор других двадцати, обладатель ордена Трех Звезд. Маргарита Старасте ушла в 2014 году, прожив ровно век. Сто лет, в которых было все: война, удивительная любовь и снеговики.

Краски вместо куклы

Отец Маргариты Старасте был агрономом, мать работала в налоговой инспекции. Глава семьи сам мечтал стать художником, но не сложилось. Реализовать его мечту была призвана дочь Маргарита, или Майга, как ласково называли ее в семье. «Я еще не умела ходить, как он дал мне в руки цветные карандаши. Мне в детстве не покупали игрушки, зато я всегда была снабжена бумагой, красками, карандашами», — вспоминала начало большого пути будущая художница.

Мастер Маргарита

Девочка с малых лет проявляла талант и устраивала персональные выставки. Вернисажи проходили... на родительской кровати. Посмотреть на аккуратно разложенные рисунки и оценить творчество даже приходили соседи. Когда дочь подросла, отец стал брать ее на настоящие художественные экспозиции. Мать писательницы была строгих правил. Сотрудник налоговой службы, она была взыскательна и к дочери. Мало того, мать хотела, чтобы школьные учителя у девочки тоже отличались жесткостью. В поисках «идеального» педагога Маргарита сменила множество школ, что наложило отпечаток на ее успеваемость.
В то время как другие девочки ходили на танцы и свидания, для Маргариты недопустимым считалось прийти домой на час позже. Отец по отношению к дочери был мягче и требовал лишь соблюдать режим дня: вовремя ложиться спать и без опозданий вставать.

Маргарита часто оставалась дома одна. Точнее, одиночество было лишь физическим. На деле же компанию Майге всегда составляли выдуманные персонажи. «Я с ними разговаривала, играла в ричу-рачу». Желуденок Зилюкс, маленькие гномики, снеговички — большинство героев сказок Маргариты Старасте пришли именно из детства.

Если Старасте-художница — это заслуга отца, то за Старасте-писательницу нужно благодарить ее бабушку. Именно она помогла внучке полюбить сказки, народные песни, предания. Первый писательский опыт девочки был связан с переживанием. Умерла любимая кошка, и Маргарита написала в память о питомце короткое стихотворение:

Ak Minnīte, ak Minnīte,
Cik tu man biji mīļa!
Cik tu man biji laba!

В траве сидел кузнечик...

Маргарита Старасте родилась во Владимире. В ее то ли три, то ли четыре года родители вновь переехали в Латвию. В связи с этим воспоминаний о Владимире Маргарита сохранила немного. Одно из них связано с посещением фотографа. Девочке дали в руки медведя, сфотографировали, после чего игрушку забрали. «Я ужасно плакала», — вспоминала этот случай писательница.

Мастер Маргарита

Большую часть жизни иллюстратор прожила в Риге, но в ней ничего нет от городской птицы. Она вся соткана из луговых трав, цветов и щебета птиц. Маргарита с детства очень любила насекомых и считала, что у каждого из них свой характер. Самыми любимыми для нее были кузнечики. За ними она бегала по полю (когда уезжала с отцом по его агрономическим делам), сажала в банку и кормила мушками. Причем эта детская забава была не просто забавой. Девочка всерьез интересовалась особенностями своих подопечных. Так, узнав, что кузнечики большие охотники до малины, Майга стала кидать в банку ягоды и через лупу наблюдать за обедом своих цикад. Позже это невинное увлечение сослужит Старасте добрую службу. Первой книгой, которую ей предложат иллюстрировать после войны, станет «Самонадеянный кузнечик» Дзидры Ринкуле. Любимые и досконально изученные в детстве насекомые придутся очень кстати.

Война и книги

Несмотря на то, что мать хотела, чтобы дочь стала врачом, здесь решающее слово все же было за отцом. Благо оно совпадало с желанием самой Маргариты. Так девушка поступила в художественную академию. Когда она впервые отнесла свои несколько сказок и рисунков в издательство Grāmatu draugs, то прождала несколько недель, дожидаясь вердикта. Но ответа так и не последовало. Девушка не унывала и ходила обивать пороги других книжных «роддомов»... «Где же вы до это были?!» — вопрошал восторженный редактор из Grāmatu draugs, разглядевший наконец попавший к нему бриллиант. 

Мастер Маргарита

1942-й, 1943-й, 1944-й — в эти годы выходят первые книги Старасте. Ее дебют — «Чудаки из Чудакова». Про жизнь тех самых, придуманных ею в детстве, малюток-гномиков. Выход книги стал большим событием для Маргариты. Единственное, что печалило, — это качество печати. Плохая бумага и в большинстве своем черно-белые иллюстрации — так военное время отразилось на индустрии.

К слову, даже в послевоенное время полиграфическое исполнение зачастую заставляло Старасте плакать. С трудом и скрупулезностью подобранный оттенок в книге выглядел совсем не так, как на рисунке. Красный мог запросто стать оранжевым, а насыщенный зеленый — бледно-зеленоватой пародией.

Скрупулезность — это верное определение для Маргариты Старасте. Терпения ей хватало надолго. Она могла целый день заниматься одним рисунком, а наутро, взглянув на него, понять, что он никуда не годится. Решение? Разумеется, рвать изображение в клочья и рисовать заново.

Голубой с носом-морковкой

Мать говорила ей, что взрослому человеку негоже заниматься сказками. Мол, надо искать нормальную работу и зарплату. И хотя Маргарита была согласна с матерью (из-за нерегулярных заказов денег действительно было немного), но ничего важнее рисования представить себе не могла. Иначе, наверное, мир бы так и не увидел ее «Чудаков из Чудакова», знаменитого «Желудька», «Иевиню в Африке». Интересно, что все ее герои — добрые. «Больше всего люблю снеговиков — голубых с носами-морковками, — признавалась художница, — их я нарисовала, наверное, около тысячи, если не больше». Отрицательных персонажей она избегала. Поэтому, когда приходилось рисовать их для других книг, приходилось непросто. «Они тоже не хотят со мной сотрудничать», — жаловалась Маргарита, которая предпочитала изобразить злодея глупым, а не страшным.

Мастер Маргарита

Сотрудничество с редакторами порою тоже было непростым. «Для советского ребенка это нехарактерно», — говорила редактор, требуя, чтобы Старасте убрала с фартука нарисованной девочки цыпленка. Бывало также, что ей возвращали рисунки с мелкими придирками. Приходилось терпеть всякое.

Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается

В жизни знаменитой сказочницы было место не только сказке, но и роману... Все началось с того, что она, будучи студенткой академии, отправилась совершенствовать рисунок в Швецию. Туда съехались студенты со всего мира. В том числе из Голландии. В том числе и Геррит Бордевейк. Амур был начеку, и уже в ту поездку Маргарита и Геррит много времени проводили вместе, гуляли по лесу (оказалось, что голландский юноша тоже очень любит природу) и даже нарушали правила дорожного движения. Однажды влюбленные отправились в Стокгольм. Город был в пятнадцати километрах езды. Ехать решили на одном велосипеде. За это их остановил шведский полицейский. И хотя Маргарита и Геррит говорили по-немецки, сделали вид, что знают только свой язык. Полицейскому ничего не оставалось, как отпустить хохочущих озорников.

Мастер Маргарита

Время, проведенное в Швеции, пролетело незаметно. Настала пора разъезжаться по домам. В Риге Маргарита не находила себе места без любимого. Единственное, что спасало, — письма. Пара активно переписывалась, периодически встречалась. Когда влюбленные обручились, Маргарита собиралась переехать к Герриту. Она уехала домой за вещами, но в Голландию так и не вернулась.

«Я люблю Тебя, милый Поффер (поффер — сладкий голлансдкий блинчик). Ты можешь этому верить. Но не проси меня сделать то, что для меня невозможно. Ты теперь знаешь, какая я. Я хочу быть с Тобой, я хочу жить с Тобой. Я только одно скажу: человек должен быть свободным, особенно художник. Посторонние вещи не должны ему мешать. В противном же случае он в первую очередь умрет как художник...»

Посторонними были родители, в доме у которых собиралась жить пара. Посторонним было и ее пребывание в Голландии. Ее — самостоятельной и сильной. Ее, не желающей бросать учебу. Казалось, что жизнь длинная. Все образуется, когда она окончит академию, а возлюбленный станет врачом. Но-но-но... 

Началась война. Влюбленные писали друг другу письма, но почта исправно доносила лишь сводки с полей боевых действий. «Тебе обязательно надо приехать ко мне. Когда будешь здесь, придумаем, как нам быть вместе», — писал избраннице взволнованный событиями Геррит. Узнав, что свободно выехать из страны у Маргариты уже не получится, он даже просил посла Голландии в Латвии о помощи в столь важном вопросе. Однако случилось то, что Маргарита не могла объяснить до конца своих дней. На вопрос дипломата: «Нужна моя помощь?» — она упрямо ответила: «То, что он пишет, неправда. Я никуда не поеду. Я остаюсь в Латвии».

Мастер Маргарита

Возможно, именно благодаря этим словам, у нас есть достояние по имени Маргарита Старасте. Пока же там, в военной Латвии, она, студентка академии, пишет письмо матери Геррита: «Пишу вам, и болит сердце, но не вижу выхода. Так же сильно, как я хочу стать его женой, я хочу окончить академию. Мне хочется в этой жизни самой чего-то достичь. Для меня это очень важно, чтобы жить в гармонии с собой».

«Вы влюбились? — Мы сблизились», — так Маргарита, пока еще Барвика, ответила на вопрос о знакомстве с будущим мужем — Карлисом Старасте. В 42-м они поженились. Через два года родилась дочь Лилита. Жить было тяжело: без учебы (академию во время войны закрыли), работы, средств к существованию. Выбор был либо идти в армию, либо ехать на работу в Германию. Супруги выбрали второе. Карлиса — резчика по дереву — определили в изготовители гробов. Маргарита сидела с полугодовалым ребенком. Время, проведенное на острове Рюген, закончилось разрешением выехать обратно на родину. Там Маргариту оставляет муж. Она остается одна с ребенком и никак не может забыть то внимание, заботу и сердечность, которые излучал ее Геррит...

Старая любовь не ржавеет

Маргарита много работает над книгами, воспитывает дочь, ставит постановки в театре, участвует в телевизионных программах, с удовольствием ходит в школы и детские дома — на встречи с читателями, получает килограммы благодарных писем.

Мастер Маргарита

«Скажи мне, что делать — как вытащить тебя из этой сумасшедшей дыры? Пиши мне. Геррит». Ей казалось, что остановится сердце, настолько неожиданным и невозможным было это послание. Геррит решительно и страстно снова ворвался в ее жизнь. Он разыскал свою Маргариту с помощью Красного Креста. Два года надежд и отчаяний вылились в конверт, в котором сообщалось, что гражданка Старасте, в девичестве Барвика, живет в таком-то городе, по такому-то адресу... Между Латвией и Голландией снова залетали письма. Снова Геррит приехал в Латвию. Маргарите же прилететь в Голландию удалось только в начале 90-х. Летела в гости, а осталась на счастливейшие восемь лет. «Помню, как Геррит должен был встретить меня в Гамбурге на машине. Увидев толпу в аэропорту, я растерялась: как же я его узнаю? И тут вдалеке показался человек, который размахивал латвийским флагом. Конечно, это и был Геррит».

Светлый солнечный миг

В 1993 году Геррит и Маргарита поженились. Невесте было семьдесят девять.

«Могла ли я, описывая в своих книгах всяческие фантазии и чудеса, представить, что буду справлять свадьбу на восьмом десятке лет!» — вспоминала Маргарита. «Я никак не могу поверить в свое счастье!» — восклицал Геррит.

Маргарита и Геррит много путешествовали. Они побывали на Азорских и Канарских островах. Однажды очутились и на острове Маргариты близ Венесуэлы. «Это твой остров, я дарю его тебе!» — воскликнул Геррит. Маргарита покраснела, как девочка, будто и впрямь получила в подарок самый настоящий остров.

Геррит, пронесший свою любовь сквозь пятьдесят лет, был трогательно заботливым мужем. Он даже нашел Маргарите латышских подруг, хоть в Голландии латышей в то время жило совсем немного. Плюс ко всему по праздникам Геррит вывешивал над домом красно-бело-красный флаг.

«В Риге я работала, а в Голландии жила. Определяющими оказались не обстоятельства, а самоощущение. В рисунках я больше не искала ни успокоения, ни ухода от реальности. Дни были полны различных впечатлений, мероприятий, открытий, близостью Геррита, разговоров с ним. Возможностей и желания остаться наедине с собой, фантазировать и сочинять было мало».

Мастер Маргарита

Их счастье длилось восемь лет. После смерти мужа Маргарита Старасте-Бордевика вернулась в Латвию. Несмотря на преклонный возраст, она не переставала работать и дарить читателям свое тепло. «Если иногда, посмотрев на мои рисунки, кто-то радостно улыбнется, то это доставит мне величайшее удовлетворение. Так я чувствую, что подарила людям светлый солнечный миг. Чувствую, что стоило работать и жить»

Обнаружив ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Теги