Хатшепсут, повелительница Египта

Хатшепсут, повелительница Египта

  • Автор: Танна Ким

В начале апреля в Каире открылся новый Музей египетской цивилизации, в который переместятся экспонаты Египетского музея. Переезд мумий 22 правителей древней страны и других бесценных раритетов прошел в формате невиданного доселе театрализованного костюмированного шествия под барабанную дробь и восторженные приветствия горожан. В «Золотом параде фараонов», как назвали процессию организаторы, «участвовала» и легендарная царица Хатшепсут, первая женщина-фараон.

История страны Кемет, как называли свою землю сами египтяне, знала всего шесть женщин-фараонов. Но только у Хатшепсут была абсолютная власть, и только при ней Египет достиг такого расцвета. Долгое время она была незаслуженно забыта — до XIX века о ней вообще ничего не знали. Да и сейчас — скорей назовут красавицу Нефертити, жену Эхнатона, или Клеопатру, при которой Древний Египет покинул историческую сцену. Хатшепсут, властная и мудрая, правила двадцать два года, она закончила восстановление Египта после нашествия гиксосов и была величайшей правительницей своей страны.

Восхождение на трон

Хатшепсут (в переводе — «почтеннейшая») родилась около 1504 года до н. э. и была старшей дочерью третьего фараона XVIII династии Тутмоса I и его супруги царицы Яхмос. То есть приходилась внучкой основателю Нового царства фараону Яхмосу I, освободившему Египет от гиксосов. Родные ее братья умерли еще в младенческом возрасте. А потому после смерти отца она вышла замуж за своего сводного брата Тутмоса II, которого родила Тутмосу-старшему второстепенная царица Мутнофрет. Такой брак был нужен для сохранения преемственности царской династии — Хатшепсут ведь была чистых царских кровей.

Хатшепсут, повелительница Египта

Некоторые исследователи полагают, что Хатшепсут, личность сильная, достигла значительного влияния еще при жизни отца и фактически правила страной вместо супруга, оказавшегося властителем жестоким, но слабым. В браке родились две дочери, Нефрура и Меритра Хатшепсут. Тутмос II правил недолго и умер в 1525 году до н. э. Кроме дочерей от единокровной сестры и священной супруги Хатшепсут, он оставил после себя и восьмилетнего наследника, которого ему родила наложница Исида. Мальчика сразу же, вопреки традиции, требовавшей достижения наследником двенадцати лет, нарекли фараоном Тутмосом III. Хотя права на трон побочного сына от наложницы, не имевшей никакого отношения к XVIII династии, были шаткими. Хатшепсут ранней коронации наследника не препятствовала, потому что и так страной правила, но добилась титула, не положенного ей при интронированном, хоть и малолетнем фараоне: стала регентшей.

Скорей всего, это был компромисс борьбы разных придворных партий.

До Хатшепсут в истории Египта были две женщины-правительницы, Нитокрис и Нефрусебек. Их царствования длились недолго и закончились печально. Хатшепсут учла и отрицательный, и положительный опыт своих предшественниц. Она поняла, почему положение на троне этих священных правительниц было таким шатким. Дело в том, что формально, если фараон умирал, не оставив наследника, право вдовы на трон не оспаривалось, но реально противоборствующие придворные партии начинали грызню за власть, и путь к ней лежал через брак с правительницей. Тут все очень сложно: откажет она всем, эти «все» ее врагами и станут, выберет одного — настроит против себя остальных, да и муж будет смотреть на нее, как на единственную помеху к абсолютной власти. Хатшепсут не повторила ошибки Нефрусебек и не вышла замуж снова. Правда, на такое решение у нее было больше прав, она ведь была не просто вдовствующей правительницей-регентшей, а прямой наследницей Тутмоса I. То есть новоиспеченный супруг вряд ли даже титул соправителя смог бы получить. Тем не менее, Хатшепсут не стала плодить претендентов на трон, а — тут она последовала примеру Нефрусебек — провела пышную церемонию, обретя титул жены бога.

Хатшепсут, повелительница Египта

С этим статусом она смогла заручиться поддержкой жрецов и через пару лет объявила себя дочерью бога Амона-Ра. Это был очень важный шаг. Считалось, что в момент зачатия будущего наследника престола сам бог Извечного Солнца Амон приходит к царице в облике ее супруга. «Хатшепсут должно быть имя моей дочери... Она будет прекрасной царицей надо всей этой страной», — произнес величайший из богов Египта Амон-Ра при расставании с царицей Яхмос. Об этом повествует надпись на стеле храма Амона в Дейр-эль-Бахри. То есть Хатшепсут традицию не нарушила, но обычно такой ход применялся в отношении наследников мужского пола. Зато позицию свою на троне весьма усилила — теперь она правительница, жена бога и дочь бога.

Тут бы ей устроить небольшой переворот, отстранив Тутмоса III от трона, но она не хочет идти путем Нитокрис и лишиться реальной власти, делясь ею с многочисленными советниками. Она делает то, чего не ожидали даже ее сторонники. Дело в том, что еще при отце Хатшепсут получила мужское тронное имя — Мааткара, что значит «истина — дух бога Солнца Ра». И мудрая Хатшепсут объявляет себя фараоном Мааткара. Бинго! Жрецам приходится увенчать царственную голову Хатшепсут не короной священной правительницы и пекторалью жены бога, а двойной короной фараона Египта! Все — теперь вся полнота власти в ее руках, и власть эта пожизненна. К тому же Тутмос III остается единственным полноправным наследником, то есть после ее смерти произойдет легитимная смена власти, без всяких переворотов.

Строитель и созидатель

Правление Хатшепсут принесло Египту процветание. Одним из приоритетных направлений для нее было строительство. Больше нее только Рамсес II строил. Тут нужен небольшой экскурс в правление четырех предшественников женщины-фараона. Яхмос I освободил страну от гиксосов и захватил десятки тонн золота и много других сокровищ «отступных», которые заплатил гиксосам Вавилон. Его преемник Аменхотеп I покорил страну Куш (то есть Нубию), и в Египет потекла ежемесячная дань. Отец и муж Хатшепсут тоже вели войны, восстанавливая границы страны и пополняя казну. Египет стал страной очень богатой, но был сильно истощен последствиями набега гиксосов и последующими войнами. Крестьяне охотно шли в армию, а пахотные земли истощались. Да еще и армии на границах надо было держать в боевой готовности.

Хатшепсут, повелительница Египта

Хатшепсут досталась в наследство не только богатая казна, но и разрушенные кочевниками храмы и памятники. И она стала строить — по всему Египту. Мааткара восстановил множество разрушенных гиксосами памятников и сам активно их строил — до наших времен дожили «Красное святилище» в Карнаке, гигантские гранитные обелиски, святилище Амона-Камутефа и пр. Но самый известный памятник архитектуры времен Хатшепсут — храм в Дейр-эль-Бахри. В древности его называли Джесер-Джесеру, «Священнейший из священных». Предположительно, архитектором был Сенмут, зодчий и воспитатель дочери царицы. К слову, есть версия, что он был и фаворитом царицы, но у исследователей есть много доводов и за, и против, а что уж было между ними на самом деле, скрыто за пеленой тысячелетий. А величественный облик Джесер-Джесеру и сегодня поражает воображение...

Не только строительством занималась царица. Хатшепсут вложила огромные средства в восстановление сельского хозяйства. Она резко подняла закупочные цены на зерно, финики и мясо, хотя цены эти и так были высоки — наследие «военной экономики», ведь большую армию надо было кормить, а пахотных земель стало меньше. Одно время Хатшепсут даже приходилось импортировать продовольствие из Хеттского царства. Царица бесплатно раздает крестьянам земельные наделы, за бесценок продает крупным землевладельцам и аристократам заброшенные пахотные земли в дельте Нила, сама оплачивает работы по восстановлению магистральных каналов... И в результате женщина-фараон сумела восстановить экономику страны, подорванную несколькими столетиями войн и усобиц.

Экспедиция в страну Пунт

Хатшепсут не стала сокращать армию — это было бы чревато возмущением военной аристократии. Но армия требовала денег на свое содержание и — действий. Высшие военачальники и молодой Тутмос III, ставший к тому времени верховным военачальником (к слову, он вошел в историю как один из выдающихся полководцев древности), точили зубки на Хеттское царство и Нубию. Доводы у них были весомые — восстановление экономики изрядно опустошило казну, а у богатых соседей можно неплохо поживиться. Многие аристократы поддерживали военных. Напряжение нарастало. Зрел кризис, способный лишить Хатшепсут власти. И Мааткара делает единственно правильный шаг — направляет энергию армии в созидательное русло, снарядив экспедицию в Пунт.

Тут требуется два пояснения. Одно — «военное». Долгое время считалось, что Хатшепсут вообще не вела войн. Новейшие исследования показали, что это не так, и некоторые военные походы Мааткара даже возглавлял (или возглавляла?) лично. То есть армия не сидела без дела, но военным только дай побряцать оружием. Второе пояснение касается загадочной страны Пунт. Ее местонахождение долго оставалось загадкой для современных исследователей. Но из множества версий вероятней всего «сомалийская» — Пунт располагался на побережье Восточной Африки в районе Африканского Рога, на полуострове Сомали. Торговые контакты с Пунтом были налажены еще во времена V династии. Потом несколько раз связи рвались и вновь налаживались, и ко времени правления Хатшепсут дорогу в Пунт пришлось открывать снова.

Надпись на стенах храма царицы Хатшепсут гласит, что в Пунт удалось проложить новый торговый путь, заново прокопав судоходный канал. По версии жрецов, тут не обошлось без поддержки бога Амона, известившего владычицу Египта: «Даруем весь Пунт, до границы Земли богов, где еще не ступала нога человека». Экспедиция была снаряжена серьезная и представительная: вместе с Тутмосом и военачальниками отправились шестеро жрецов верховных богов в качестве послов, купцы и верные царице разведчики. Караван торговых судов был нагружен дарами правителю легендарной для египтян страны и товарами для продажи и обмена. Пунтийцы встретили путешественников радушно, домой египтяне привезли черное и мирровое дерево, благовония, краску для глаз, слоновую кость, ручных обезьян, золото, рабов, шкуры экзотических животных...

Хатшепсут, повелительница Египта

Все подробности этой кампании отражены в рельефах храма в Дейр-эль-Бахри — флот Хатшепсут, леса благовонных деревьев и другие особенности ландшафта Пунта, экзотические животные и дома на сваях. В общем, постоянный торговый путь вновь стал действовать, и это была дипломатическая победа Хатшепсут. Ко времени возвращения первой экспедиции дали плоды и реформы царицы — сельскохозяйственное производство в Египте выросло вчетверо, половина урожая шла на экспорт, внутренние цены на продовольствие упали, казна не только восстановилась, но и выросла вдвое. То есть кризис миновал, недовольные были вынуждены замолчать, власть Мааткары стала непоколебимой. А главное — страна процветала, Кемет снова стал торговым центром и житницей древнего Ближнего Востока.

Стертая память

Хатшепсут умерла около 1468 г. до н. э. Вроде не старость? Может быть, смерть была насильственной? Но три года назад был проведен анализ мумии женщины-фараона, найденной еще в 1903 году. И выяснилось, что кончина была естественной и вызвана хроническими болезнями.

Но почему о великой правительнице узнали относительно недавно? Дело в том, что в правление Тутмоса III памятники времен его предшественницы были разрушены. Долгое время считалось, что пасынок сделал это сразу же, как взошел на престол, и это было актом ненависти и мести по отношению к мачехе, на долгие годы отстранившей его от верховной власти. Лишь в последние десятилетия ученым удалось установить, что целенаправленное уничтожение памяти о Хатшепсут началось два десятка лет спустя, в конце собственного длинного царствования Тутмоса III. Сам ли он решил, или советники его убедили, что память о женщине-правительнице надо вычеркнуть из летописей, переписав историю так, будто Тутмос III взошел на трон сразу вслед за Тутмосом II, — уже никогда не узнать. Но факт остается фактом — любое упоминание о Хатшепсут уничтожалось, слишком уж успешным было ее правление, и надо было предотвратить возможность появления на троне фараонов другой сильной женщины-властительницы.

«Будут говорить о том, что я совершила»

Когда о Хатшепсут наконец-то стало известно, перипетии ее жизненного пути привлекли к ней широкий интерес. Одно время в ее жизнеописаниях главенствовали две противоположные тенденции: кто-то считал ее правительницей, опередившей время, кто-то — корыстолюбивым узурпатором. Ореол таинственности вокруг ее имени дает возможность выдвигать самые разнообразные теории. Так, одна из их гласит, что именно Хатшепсут была той самой чадолюбивой и доброй египетской царевной, которая усыновила и воспитала младенца Моисея, найденного в корзинке, плывущей по водам Нила. Это ничего, что между временами Хатшепсут и Моисея — пара-тройка сотен лет? Зато какая трогательная история. Есть и другая интересная версия. Согласно этой гипотезе, именно Хатшепсут — легендарная библейская царица Савская, а ее экспедиция в Пунт — дипломатический визит к царю Соломону. 

Археологические и исторические исследования наверняка принесут еще немало интересного. И знаете, есть предположение, что Хатшепсут предвидела и будущее свое забвение, и «возрождение из небытия». Откуда такая версия? Есть в Карнаке пара обелисков, установленных к концу правления Хатшепсут. На одном из них от имени величайшей в истории Кемета правительницы говорится:

Вот, мечется сердце мое туда и обратно,
Думая, что же скажут люди.
Те, кто увидят памятники, мной сотворенные,
И будут говорить о том, что я совершила…

Обнаружив ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Другие материалы в этой категории: « Интересно. Кто придумал холодильник?