Джоаккино Россини – композитор и кулинар

Джоаккино Россини – композитор и кулинар

  • Автор: Мария Черкасова

Знаете, иногда обидно за великих людей. Столько они сделали для человечества… А человечество об этом практически не вспоминает. Взять хотя бы автора знаменитого «Севильского цирюльника». «Фигаро здесь, Фигаро там…» — помнят все. Автора не помнит большинство. А ведь великий итальянский композитор Джоаккино Россини создал тридцать девять опер! И практически все они вошли в мировой золотой фонд классической музыки. Его называли «солнцем Италии». Вот вам и Фигаро здесь, Фигаро там…

Он достаточно знает, чтобы писать оперы!

Джоаккино Россини был личностью многогранной и удивительной. Талантливый музыкант, наследник итальянских национальных традиций, автор блестящих, виртуозных мелодий и к тому же отменный кулинар, создатель не только оперных, но и гастрономических шедевров, и очень остроумный человек, он сам про себя говорил: «Дайте мне счет из прачечной, и я переложу его на музыку». Сколько правды в этой истории, а сколько вымысла, судить не берусь. В биографии великого композитора много противоречивых фактов. И тем не менее она достойна быть рассказанной.

Россини считал, что своему чувству юмора обязан дате рождения. Он родился 29 февраля 1792 года. И день рождения принципиально праздновал раз в четыре года. Родина композитора — приморский городок Пезаро. Его отец играл на трубе и валторне, мать, хотя и не знала нот, была певицей, пела на слух (Россини говорил, что из ста итальянских певцов восемьдесят находились в таком же положении). Его музыкальные способности выявились рано, наряду с письмом, арифметикой и латынью он обучался игре на клавесине, альте и скрипке, сольфеджио и пению в пансионе в Болонье. С восьми лет он уже выступал в церквах, где ему доверяли самые сложные партии сопрано, а однажды поручили детскую роль в популярной опере. Восхищенные слушатели предсказывали, что Россини станет знаменитым певцом. Однако любовь к написанию музыки победила. История гласит, что, когда мальчик был послан учиться пению к аббату Маттеи, тот довольно быстро прервал занятия. На вопрос родителей — почему, аббат ответил: «Его знаний вполне достаточно, чтобы писать оперы!»

Джоаккино Россини – композитор и кулинар

Весной 1806-го Россини поступил в Болонский музыкальный лицей, и уже через несколько месяцев знаменитая Болонская музыкальная академия единогласно избрала его своим членом. Тогда будущей звезде Италии было всего четырнадцать лет. А в пятнадцать он написал свою первую оперу «Брачный вексель». Она была сразу поставлена в театре в Венеции. Вскоре появилась вторая опера «Странный случай». К двадцати годам Россини написал уже шесть опер. Среди них — «Пробный камень», которую благодаря знакомству с известной музыкальной семьей он написал по заказу для знаменитого театра «Ла Скала».
Успех был огромный. После премьеры, состоявшейся 26 сентября 1812 года, Россини буквально проснулся знаменитым. Газеты называли его «молодым гением» и ставили наравне с самыми известными музыкантами.

Ария риса

В конце 1812 года молодой композитор по заказу театра «Ла Фениче» приступил к опере на героическую рыцарскую тему «Танкред». С ней связана любопытная история. На премьере партию главного героя исполняла обладательница знаменитого контральто Аделаида Меланотте-Монтрезор. Как все примадонны, она была капризна. На генеральной репетиции Аделаида неожиданно заявила, что ей не нравится выходная ария. Расстроенный Джоаккино вернулся домой. Лакей спросил, начинать ли готовить ризотто. Маэстро кивнул, прошел в комнату, и вдруг… В считанные минуты он записал пришедшую в голову мелодию, которая и стала выходной арией. Когда Россини закончил писать, вошел лакей и сказал, что рис готов. С тех пор ария получила свое второе название — «Ария риса».

Уже на следующий день после премьеры вся Венеция распевала «Арию риса». Все газеты славили Россини. Итальянцы назвали его величайшим из живущих оперных композиторов в Италии. Говорят, что есть музыканты от Бога. Похоже, Россини принадлежал к их числу. Он словно дышал прекрасными мелодиями, разлитыми в воздухе. После триумфа «Танкреда» композитор получил предложение написать комическую оперу на турецкую тему. Через 23 дня (!) мир услышал «Итальянку в Алжире». 22 мая 1813 года, в день премьеры «Итальянки в Алжире», театр «Сан-Бенедетто» буквально ломился от зрителей. Это был настоящий триумф искусства Россини.

Оперы его ставились одна за другой. Он подписал новый контракт с театром «Ди Торре Арджентина». Теперь маэстро получил карт-бланш, он сам мог выбирать сюжет будущего шедевра. Россини остановился на комедии Бомарше «Севильский цирюльник»! Хотя это произведение неоднократно брали за основу либретто, гений решил рискнуть.

Впоследствии Россини рассказывал, что оперу «Севильский цирюльник» он сочинил всего за две недели. Скорость поистине фантастическая. Как говорил о себе композитор: «Я никогда не принадлежал к тем, кто потеет, когда сочиняет музыку».

Однако все прошло не так гладко. Во время премьеры опера «Севильский цирюльник» провалилась с треском. Россини мужественно выдержал спектакль до конца. Конечно, на душе было скверно. Самолюбие сыграло с композитором злую шутку. На следующий день Россини убрал из своей партитуры все, что казалось ему действительно достойным порицания. Он передал новый вариант в театр, а сам притворился больным. На второй день оперу приняли овациями. Публика скандировала: «Да здравствует синьор маэстро Россини!» — и даже устроила факельное шествие. Триумф «Цирюльника» был поистине ошеломляющим. Композитор по достоинству наслаждался славой. Ему было двадцать четыре года. К слову сказать, первоначально название самой популярной его оперы «Севильский цирюльник» было «Альмавива, или Напрасная предосторожность». После премьеры на квартире композитора собрались его друзья, чтобы, как того требовал обычай, отметить ее. В разгар веселья один из друзей вдруг воскликнул: «Джоаккино, послушай, почему ты присвоил этой чудной опере имя второстепенного персонажа? Ведь подлинный герой — вездесущий Фигаро! Разве не он является центром интриги, на которой построен сюжет? Ведь Альмавива все делает под диктовку Фигаро!» «А ты прав! — согласился Россини. — Решено, отныне и навсегда эта опера будет называться... "Севильский цирюльник"! Так выпьем за цирюльника!»

На пике славы

В том же году Россини получил предложение написать серьезную оперу для королевского театра «Дель Фондо» на сюжет трагедии «Отелло» Шекспира. Молодой композитор с радостью согласился, поскольку обращение к творчеству великого английского драматурга было для него заманчивой перспективой. Постановка прошла с успехом. В творчестве Россини она заняла особое место, став неким переломным моментом. Но и с этой оперой связана любопытная история. Несмотря на то, что Россини писал очень быстро, бывали случаи, когда он не успевал закончить музыкальную партитуру в срок. Так было с увертюрой к опере «Отелло»: премьера на носу, а увертюры все еще нет! Директор театра, не долго думая, заманил Россини в пустую комнату и… запер композитора, оставив ему лишь тарелку со спагетти. Он пригрозил, что, пока не будет написана последняя нота, Россини из своей «тюрьмы» не выйдет и еды не получит. Сидя взаперти, Россини очень быстро закончил сочинение. Кстати, так же было и с увертюрой к опере «Сорока-воровка», которую композитор сочинял в тех же условиях — запертым в комнате, причем сочинял ее в день премьеры! Под окном «тюрьмы» стояли рабочие сцены и ловили готовые листы с нотами, затем бежали к нотным переписчикам.

Джоаккино Россини – композитор и кулинар

С 1815 по 1823 год Россини заключил контракт с театральным антрепренером Барбайя, по которому за ежегодное вознаграждение в 12 000 лир (170 долларов) он должен был писать две новых оперы. Если учесть, что на тот момент Барбайя работал не только с неаполитанскими театрами, но и с театром «Ла Скала» в Милане и Итальянской оперой в Вене, то предложение было очень заманчивым… В тот период появились оперы «Золушка», «Сорока-воровка», «Моисей» и многие другие. Работать композитору приходилось не покладая рук. К чему он относился с присущим ему чувством юмора. Как-то в застольной беседе один хороший знакомый рассказал Россини о том, что некий коллекционер собрал коллекцию орудий пыток всех времен и народов. «А было ли в этой коллекции фортепиано?» — поинтересовался Россини. «Конечно, нет», — с удивлением отозвался собеседник. «Значит, в детстве его не учили музыке», — вздохнул композитор.

В марте 1821 года Россини решил жениться. До этого момента в его жизни, как и в жизни любого талантливого и эмоционального человека, были различные пикантные приключения, но о них история умалчивает. Избранницей композитора стала очаровательная примадонна театра «Сан-Карло» Изабелла Кольбран. Они были знакомы давно, их отношения складывались непросто, молодые люди часто ссорились, но постепенно неприязнь, как это бывает, переросла в крепкую привязанность и верную дружбу, а затем и в любовь. К слову сказать, Изабелла была старше мужа на семь лет.
После женитьбы начинается новый этап в жизни великого композитора. Он вместе с женой отправляется в Вену, где уже на протяжении шести лет с успехом ставятся его оперы. В течение четырех месяцев Россини купается в лучах славы, его узнают на улицах, толпы собираются под окнами его дома, чтобы увидеть композитора. После Вены супруги отправляются в Лондон. Полгода он дирижирует в Лондоне своими операми, выступает как аккомпаниатор и певец в публичных и частных концертах, в том числе в королевском дворце… По окончании гастролей Россини вывез из Англии целое состояние — 175 тысяч франков.

Гонорар за его первую оперу составлял 200 лир. А с тех пор не прошло и пятнадцати лет...

После Лондона Россини ждал Париж и хорошо оплачиваемая должность руководителя Итальянской оперы. Он пробыл на этом посту лишь два года, но сделал головокружительную карьеру: «композитор его величества короля и инспектор пения всех музыкальных заведений» (высшая музыкальная должность во Франции), член совета по управлению королевскими музыкальными школами, член комитета театра Grand Opera. Здесь Россини создал свою новаторскую партитуру — народно-героическую оперу «Вильгельм Телъ».

С тем периодом жизни композитора связана любопытная история. Однажды под окнами дома, в котором он поселился в Париже, раздались в высшей степени фальшивые звуки старой шарманки. Мелодия повторялась несколько раз, и Россини вдруг с изумлением узнал в ней невероятно искаженную тему из увертюры к своей опере «Вильгельм Телль». Он подозвал шарманщика: «Скажи-ка, приятель, не играет ли твоя замечательная шарманка что-нибудь из музыки Галеви?» — «Еще бы! "Дочь кардинала"». «Отлично! — обрадовался Россини. — А ты знаешь, где он живет?» — «Конечно. Кто в Париже этого не знает?» — «Прекрасно. Вот тебе франк. Пойди и сыграй ему его "Дочь кардинала" по крайней мере раз шесть. Хорошо?» Шарманщик покачал головой: «Не могу. Это ведь месье Галеви послал меня к вам. Однако он добрее вас: просил сыграть вашу увертюру только три раза».

В тридцать семь лет Россини был самым знаменитым, самым богатым и самым модным оперным композитором. Слава Россини была так велика, что ему решили поставить памятник при жизни: магистрат итальянского городка Пезаро прислал к Россини делегацию, которая известила его о решении установить на главной площади бронзовую статую композитора. «А сколько будет стоить эта статуя?» — спросил Россини. — «Двадцать тысяч лир». — «Господа, лучше передайте эти деньги мне! Уверяю вас, за такую сумму я и сам охотно постою вместо памятника на постаменте», — заявил композитор.

На этой вершине, в тридцать семь лет, Россини вдруг объявил, что прекращает сочинять оперы. Может быть, он устал от непрекращающейся бесконечной работы и приводящих в изнеможение переездов из театра в театр, где ставились его произведения, и пожелал покоя? Может, на это были другие причины. Самое интересное, что сочинять Россини не перестал. За несколько лет до смерти он говорил одному из своих гостей: «Видите эту этажерку, полную музыкальных рукописей? Все это написано после "Вильгельма Телля". Я ничего не публикую, но пишу потому, что не могу поступать иначе».

Барабан радости

Что касается его личной жизни, то в 1832-м Россини познакомился с Олимпией Пелиссье. И вскоре женился на ней. К тому моменту первая жена Россини умерла. Да и у самого композитора здоровье сильно пошатнулось. Добрая отзывчивая Олимпия стала хорошей женой для больного Россини. В 1855-м она убедила мужа вернуться в Париж. Очень медленно его физическое и душевное состояние начало улучшаться, к Россини вернулась былая веселость.

Джоаккино Россини – композитор и кулинар

Композитор регулярно устраивал приемы, знаменитые на весь Париж. Его дом стал одним из самых модных музыкальных салонов. На «субботы Россини» собиралось самое блестящее общество. Великий композитор оказался знатоком изысканной кухни и даже являлся изобретателем многих кулинарных шедевров. Как-то он признался, что плакал всего дважды в жизни: когда впервые услышал игру Паганини и когда уронил блюдо макарон собственного приготовления... Джоаккино Россини говорил: «Желудок — это дирижер, который управляет огромным оркестром наших страстей. Пустой желудок для меня как фагот, который рычит от недовольства, или флейта-пикколо, которая выражает свое желание в визгливых тонах. Полный желудок — барабан радости. Есть, любить, петь, переваривать — по правде говоря, это и есть четыре действия комической оперы, которую мы называем жизнью. Тот, кто позволит ей пройти без наслаждения ими, — не более чем законченный дурак».

После роскошного обеда на приемах у Россини следовал концерт, хозяин нередко и пел, и аккомпанировал певцам. Хотя в последние годы жизни великий музыкант настолько устал от музыки и славы, что перестал играть на рояле. Он говорил: «Ничего удивительного, я уже сыграл все, что можно, и начал все сначала. Теперь я пианист четвертого класса...»

В високосный 1868 год 29 февраля Россини последний раз праздновал свой день рождения. В его парижской квартире был устроен грандиозный праздник. Кто-то его спросил: «Сколько вам лет, маэстро?» «Разве теперь припомнишь? — ответил композитор. — Годы — как женщины. Их замечаешь, только когда они изменяют...»

Умер Россини 13 ноября 1868 года. В завещании он выделил два с половиной миллиона франков на создании консерватории в родном Пезаро, а также большую сумму на учреждение дома для престарелых певцов. На заупокойной мессе присутствовало около четырех тысяч человек. Траурную процессию сопровождали два батальона пехоты и оркестры двух легионов Национальной гвардии, исполнявшие отрывки из опер и духовных сочинений Россини.
Композитор был похоронен на парижском кладбище Пер-Лашез рядом с Беллини, Керубини и Шопеном. Через девятнадцать лет по просьбе итальянского правительства гроб с телом композитора перевезли во Флоренцию и захоронили в церкви Санта-Кроче рядом с прахом Галилея, Микеланджело, Макиавелли и других великих итальянцев.

Всего за свою жизнь он написал тридцать девять опер. Все созданное им навсегда останется огромным вкладом в искусство музыки. И не только. Несколько лет назад в Париже вышла книга под названием «Россини и грех обжорства». В ней приведено около полусотни рецептов, придуманных знаменитым гурманом. И когда я думаю, сколько людей в мире, дегустируя в лучших ресторанах соус «Россини», даже понятия не имеют, что это был за человек, отчего-то становится обидно.

Соус «Россини»
На 500 г любой пасты: 750 мл сливок 33 %, полстакана пармезана, соль по вкусу, 1/2 ч. л. мускатного ореха. Сливки довести до кипения, засыпать натертые пармезан и мускатный орех, посолить. Варить, помешивая, до загустения. Потом в соус выложить пасту. Паста не должна в нем плавать! Также в соус можно по желанию добавить обжаренные шампиньоны и бекон, ветчину, лососину, креветки, семгу, черную и красную икру.

Обнаружив ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter