Трижды спасенная Вайолетт Джессоп

Трижды спасенная Вайолетт Джессоп

  • Автор: Татьяна Ярославская

Родилась эта девочка явно в рубашке и с серебряной ложечкой во рту. Ее персональный ангел-хранитель более восьми десятилетий самоотверженно нес назначенную службу без перекуров, послеобеденного cна и ночных party с коллегами по небесному департаменту. Пережив кошмар трех кораблекрушений, проведя в плаваниях по морям и океанам сорок два года своей жизни, Вайолетт Джессоп стала легендой. Героиней чудес, в которые стоит верить.

Астрологи и психологи до сих пор пытаются объяснить, каждый с позиций собственной науки, феномен счастливых уклонений от беды Вайолетт Джессоп. Ее личный гороскоп при неблагоприятном расположении планет в те роковые дни, стрессовая способность ее психотипа концентрироваться на случайных возможностях... У нумерологов, естественно, своя версия из символов и цифр. Эзотерики, те вообще напустили тумана мистики... Непостижимый фарт, фатальность – считают те, кому довелось узнать историю британской стюардессы океанских пассажирских лайнеров. Удивительно везучая и одновременно страшно невезучая, неуязвимая, непотопляемая, женщина-катастрофа, любимица фортуны, обладательница бинго от самого Господа –такая вот она, Вайолетт Джессоп. 

Синее море, белый пароход 

Начало удивительным совпадениям в жизни этой женщины и хеппи-эндам в неотвратимо гибельных ситуациях положила ее... болезнь. Вайолетт, первенец четы Джессоп, появилась на свет в Аргентине в 1887 году, куда ее родители-ирландцы эмигрировали в надежде на материальное благополучие и достойное будущее своих детей. Отец безуспешно пытался делать бизнес на разведении овец породы меринос, потом вдруг на огромную семью посыпались напасти: трое из девяти детей умерли в раннем детстве, а старшая дочь заразилась туберкулезом. По прогнозам врачей, девочке грозила неминуемая и скорая кончина. Однако маленькую Вай, вопреки предсказаниям, ждало необъяснимое с точки зрения медицины выздоровление. Действительно, чудо, потому что тогда от такого недуга, к тому же в далекой от европейской цивилизации Латинской Америке, не излечивался никто.

Даровав девочке жизнь, взамен судьба забрала еще довольно молодого главу и кормильца семьи, и вдове с шестью детьми пришлось вернуться в Англию.

Средства, вырученные от продажи ранчо, и небольшие накопления родителей позволили Вайолетт продолжить образование в школе при женском монастыре. Но содержать большую семью внезапно заболевшая мать уже не смогла, и двадцатилетняя Вай, не найдя для себя приличной работы, отправилась на специальные курсы для морской обслуги. Говорили, по такой специальности (океанское пассажирское сообщение в начале ХХ века набирало темп) всегда можно устроиться и неплохо заработать.

Трижды спасенная Вайолетт Джессоп

Спустя год аттестованная горничная Джессоп поднялась на борт тихоходного парохода «Ориноко», где состоялось ее профессиональное крещение и началась ее морская карьера, а еще через два девушке предложили работу стюардессы в самой крупной и респектабельной компании White Star Line. Согласие она дала после долгой паузы, взятой для раздумий. Отчего-то не хотелось работать именно в этой компании (вот оно, мистическое предчувствие!), но Вай, не вдаваясь в анализ собственных ощущений, объяснила сама себе это просто и понятно: ее не привлекает суровая и неприветливая Северная Атлантика, которую бороздили пассажирские суда White Star Line. Однако весьма высокая оплата перевесила смутные опасения, ведь после смерти матери на ее попечении остались младшие братья и сестры. Ради большого заработка Вайолетт пришлось трудиться на новом месте по семнадцать часов, но даже после короткого сна хорошенькая стюардесса выглядела свежей, неутомимой, с неизменно милой улыбкой встречая морских путешественников. Энергия молодости! В таком вот жестком графике и застал ее конец весны 1911 года – контрапункт всей ее жизни, с той поры превратившейся в полную загадок и игры случая легенду. 

Олимпийское спокойствие

Трижды спасенная Вайолетт Джессоп

Ажиотаж вокруг Olympic закрутился еще до его спуска на воду. Импозантный красавец, старший брат среди еще двух строящихся однотипных океанских кораблей, которые компания White Star Line готовилась выпустить на трансатлантические линии, поражал воображение размерами и роскошью. Отбор обслуги для нового лайнера тоже проводился по самым высоким критериям: мисс Джессоп им соответствовала, да и сама она понимала, насколько работа здесь будет престижна. Olympic походил на настоящий плавающий дворец, особенно когда Вай оказывалась на палубе класса люкс: огромный обеденный зал в стиле династии Стюартов, курительная комната с обшивкой из натуральной древесины, турецкая баня, корт для игры в сквош, лифт, застекленная палуба для променада... Главными же достоинствами судов новейшего образца компания называла их непотопляемость и безопасность. Лайнер еще стоял на приколе и был открыт для любопытных экскурсантов (те просто немели от восхищения), а Вайолетт уже полностью закончила сортировку постельного белья, скатертей для ресторана, ковров для кают. 

И вот наконец в июне 1911 года величественный в своей монументальности океанский лайнер отправился в дебютное плавание, чтобы потом постоянно попадать в разные передряги. Не столь чудовищные, но словно настойчиво подающие Вайолетт сигналы тревоги. Уже в своем первом рейсе Olympic на подходе к порту Нью-Йорка покорежил сопровождающий буксир: смял двести тонн, как жестяную банку, сам отделавшись лишь царапинами на борту.

Через три месяца гордость судоходной компании столкнулся с крейсером Британского королевского флота, и снова, по сравнению с расплющенным форштевнем военного корабля, его потери были наименьшими: внушительная, но не смертельная пробоина позволила дотянуть до залива, пересадить пассажиров на небольшой пароход и спокойно отправиться на ремонт. А в феврале следующего года произошло очередное ЧП: на пути из США в Англию суперлайнер потерял лопасть винта. Никто из находившихся на его борту не пострадал, пассажиров забрал подоспевший пароходик, а «растеряша» опять последовал в ремонтный док. 

Но Вай ничто не настораживало, ей нравился Olympic, несмотря на преследовавший его рок, она сама себе нравилась здесь, среди чужой роскоши и иллюзии богоизбранности.

Чего стоило незабываемое шоу, устроенное компанией, когда выяснилось, что один из пассажиров забыл дома очки! White Star Line заказала срочное изготовление новой пары, наняв для их доставки известного американского авиатора, и сотни репортеров и привлеченных зрителей наблюдали, как самолет-курьер поднялся в воздух. Правда, звездный пилот промахнулся, и посылка улетела в море, но сам проект сработал на популярность лайнера, что доставляло радость и Вайолетт.

Пророчество фантаста

Трижды спасенная Вайолетт Джессоп

Вылупившийся следом близнец Titanic по внутреннему комфорту намного превосходил Olympic. Новый восьмипалубный лайнер стал еще вместительней: в дополнение к прочим удобствам здесь появились зимний сад, радиотелеграф, библиотека, парикмахерские, площадка для игры в гольф, отдельные каюты для камердинеров и горничных элитных пассажиров и даже специальные помещения для домашних животных. Предложение перейти на Titanic льстило, но Вайолетт не хотела ничего менять и потому ответила отказом (опять интуиция, знак свыше?). Аргумент друзей о карьерном росте на столь респектабельном судне (еще до отправки его разрекламировали как «экспресс миллионеров») каким-то образом погасил искорку ее сомнений. Тем более на первый рейс лайнера была запланирована встреча на его борту нефтяных, угольных и стальных королей. И Вайолетт повелась. Ну как же!

Видеть вблизи сильных мира сего дано не каждому! Миллионеры Джон Астор IV, Бенджамин Гуггенхайм и Маргарет Браун, графиня Ротская, военный помощник президента США Арчибальд Батт, модный британский журналист Уильям Стид, звезда немого кино Дороти Гибсон – в числе пассажиров, от их имен кружилась голова...

С этим ощущением легкой эйфории стюардесса Вай Джессоп стояла 10 апреля 1912 года на палубе Titanic, покидавшего родной порт Саутгемптон, чтобы через четыре дня навеки войти в историю самых страшных в мире кораблекрушений. Он стал единственным судном, первый рейс которого оказался и последним...

Ничто не предвещало беды. Разве что при премьерном выходе в мировые воды Titanic чуть не врезался в американский пароход «Нью-Йорк» («черная метка» – скажут потом поклонники мистики). Но это мелкое недоразумение могло впечатлить лишь людей суеверных, вспомнивших, что и Olympic, этот пробник будущих катастроф, тоже стартовал с досадного столкновения. Все детали всплывут потом, когда Titanic уже будет погребен на дне океана. И то, что при спуске со стапелей новобранец не прошел «обряд крещения» (о его борт, как и в случае с Olympic, не разбили, как требует традиция, бутылку шампанского) и что давшие название судну древние божества титаны олицетворяют природные катастрофы, не ведая разумности и меры. И то, что радиограммы одна за другой предупреждали об айсбергах вблизи маршрута, что за день до катастрофы старший помощник капитана написал в письме сестре «И все-таки мне не нравится это судно... оно вызывает какое-то странное чувство». Но в первую очередь вспомнят о переизданном за два месяца до трагедии романе фантаста Робертсона «Тщетность, или Крушение "Титана"» (тонкие, интуитивные натуры предчувствуют мировые события).

Вайолетт пророчество писателя не читала, хотя произведение впервые увидело свет четырнадцать лет назад, она вообще не любила фантастику, а вот одному из кочегаров лайнера эта книга спасла жизнь. Придя в ужас от прочитанного (автор описывал вымышленный корабль, по своим характеристикам поразительно схожий с тогда еще даже и не спроектированным Titanic, его столкновение с незамеченным в тумане айсбергом на точно том же направлении), впечатлительный кочегар сбежал во время захода лайнера в Квинстаун. Для всех остальных, погибших в ночь катастрофы, слово «тщетность» из названия романа оказалось ключевым... 

Черный айсберг

Трижды спасенная Вайолетт Джессоп

А ее спасла старинная молитва. Обычный листик бумаги с написанной от руки просьбой защитить от стихии огня и воды. Словами молитвы набожная Вайолетт начинала и заканчивала свой день на корабле. В ту жуткую ночь четвертых суток плавания Titanic Вайолетт только что заснула после вахты, когда громадное судно содрогнулось от мощного удара. В туманной мгле лайнер налетел на черный айсберг – редкий и самый опасный вид дрейфующих ледяных глыб. У экипажа было всего тридцать семь секунд, чтобы избежать катастрофы! Нереальный срок для маневра. Из радиорубки успели послать сигналы SOS, начался спуск шлюпок. Погрузкой женщин в одну из них руководила стюардесса Джессоп, последней сошла туда и она сама. Мрак ночи, крики, паника, охвативший ужас, на глазах разломившийся пополам корпус корабля... И – оркестр, играющий, чтобы подбодрить пассажиров, пока мужественных музыкантов не смыло за борт (их включат потом в список самых благородных людей в морской летописи)...

Два с половиной часа – и краса океанского пассажирского флота скрылась под водой, забрав с собой почти полторы тысячи человек.

Если представить себе все это... Впрочем, нет, лучше не надо! Даже щекочущие нервы кадры из фильма Джеймса Кэмерона в формате 3D и напрашивающийся на слезу саундтрек с Селин Дион – лишь похожая на реальность картинка. А воочию пережившей трагедию Вайолетт предстояло со всем этим жить. Их шлюпку после четырех часов барахтанья среди громоздящихся льдин подобрал поспешивший на сигнал бедствия пароход Carpathia. От холода и потрясения Вайолетт находилась в полубессознательном состоянии (в двадцать пять лет ведь не хочется умирать?) и помнила только, что до последнего прижимала к себе закоченевшими руками чужого маленького ребенка... Позже обо всем, что пришлось тогда испытать, она с невероятным для женщины спокойствием скажет лишь одну будничную фразу: «Несколько дней на борту Carpathia было очень дискомфортно без зубной щетки». Да уж, перспектива оказаться молодой девушке на дне океана – сущая ерунда по сравнению с невозможностью почистить зубы?

Казалось бы, теперь пора уже встревожиться и не подвергать больше риску на море подаренную ей (уже не в первый раз!) жизнь. Но, видимо, Вай был предначертан еще один круг ада: в год гибели Titanic завершалось строительство третьего лайнера такого класса, лучшего из лучших, на котором она вскоре и окажется. Название Gigantic было выбрано младшенькому заранее: по замыслу компании, три брата-корабля должны носить имена персонажей древних мифов – олимпийцев, титанов и гигантов. Но после жуткого крушения Titanic компания White Star Line озадачилась: ведь по легенде титаны и гиганты умерли в битве с олимпийцами? В предрассудки здесь не верили. Но общественное мнение? Судно с плохой репутацией – это потеря клиентуры и доходов. Поэтому со стапеля в начале 1914 году новичок сошел уже как Britannic (бутылку шампанского о его борт также не разбили), но началась Первая мировая война, и пассажирам стало не до роскошных круизов. Лайнер стоял в порту невостребованным. В канун Рождества следующего года Адмиралтейство реквизировало лайнер, ставший госпитальным судном его величества Britannic, а через два месяца на его борту оказалась сестра милосердия Вайолетт Джессоп. Та самая непотопляемая Вай.

Апокалипсис отменяется

Трижды спасенная Вайолетт Джессоп

То ли ее, подобно магниту, притягивали катастрофы, то ли она сама являлась некоей таинственной субстанцией, вызывающей кораблекрушения, но обладающей уникальной способностью избегать смерти... А может, и в самом деле над этими тремя родственными лайнерами висело проклятье? При любом раскладе Джессоп и Britannic – это как ситуация, когда кому-то одному из них нет места под солнцем. Меньше чем через год после появления Вайолетт плавучий госпиталь в Средиземном море угодил в расставленную немцами минную ловушку. Вай вместе с другими медсестрами мирно завтракала, когда взрыв встряхнул судно, будто нашкодившего котенка. Заглянувший в столовую капитан успокоил: корабль на плаву, эвакуация не грозит, можете не спеша заканчивать трапезу. А через несколько минут Britannic опасно накренился. Наученная экстриму на Olympic и Titanic, Джессоп быстренько сложила свои ценные вещи в карманы длинного медсестринского передника и, свернув его, засунула за пояс. Не забыла и первое правило поведения при катастрофах: чтобы спастись, когда ваш корабль тонет, следует захватить с собой зубную щетку... В шлюпку она спустилась экипированной соответственно ситуации. 

И хотя на этот раз спасенных оказалось больше, чем на Titanic, для самой Вайолетт в этот день наступил настоящий апокалипсис. Апокалипсис сегодня, в отдельно взятой судьбе и в отдельно отведенном месте. Отплыть от тонущего Britannic не давали его все еще вращающиеся гребные винты, которые буквально затягивали под себя шлюпку. Испуганные люди бросались в воду. Прыгнула от безысходности и Вай, но (вот нелепость, а?) опытная флотская стюардесса и сестра милосердия Джессоп не умела плавать. К тому же надетое под спасательный жилет пальто, намокнув, утянуло ее на несколько минут под воду, и Вайолетт стукнулась головой о днище шлюпки. Если бы не густые волосы, смягчившие удар... Если бы она не увидела на воде еще один спасательный жилет... Даже у апокалипсиса есть свои фавориты.

Трижды спасенная Вайолетт Джессоп

Britannic позиционировали как самый безопасный лайнер начала ХХ века, тем не менее если Titanic оставался на плаву более двух часов, то этот усовершенствованный суперкорабль полностью ушел под воду всего через пятьдесят пять минут. Минут, исчисляемых жертвами, и теми, кто счастливо избежал страшного конца.

И даже эта средиземноморская трагедия, где ангел-хранитель смог провести Вайолетт в нескольких миллиметрах от края бездны, не заставила ее покинуть флот. Но больше катастроф на воде со стюардессой Джессоп не случалось. Возможно, потому что она исчерпала отведенный ей на это судьбою лимит, а может, действительно гибель трех лайнеров, уносящих с собой и жизни людей, связана с проклятьем. Конец Olympic (хотя согласно греческому мифу олимпийцы и вышли победителями) тоже был трагичным, хотя тот и прожил дольше: в 1934 году лайнер буквально перерезал своим носом плавучий маяк с находившимися там служащими. Семеро смотрителей маяка скончались, а само судно пришлось отправить на металлолом. 

Стюардесса Вайолет Джессоп, проведя на бортах разных судов разных компаний еще несколько десятилетий, дожила, осев на суше, до восьмидесяти трех лет. Уютный английский домик с сувенирами, привезенными из дальних странствий, смешные желтые комочки цыплят, умиротворяющее кудахтанье кур, к которым Вай питала необъяснимую любовь... Что еще нужно для старости? Ей – только это. Жизнь, полная покоя! Такая благостная идиллия, что невольно возникал вопрос: а был ли апокалипсис?

Обнаружив ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Другие материалы в этой категории: « Та девочка по имени Суок... Данте и его тайны »

Контакты