Эдуард VIII и Уоллис Симпсон. Королевство чувств

Эдуард VIII и Уоллис Симпсон. Королевство чувств

  • Автор: Татьяна Ярославская

Все это было так романтично! Трогательно до слез... Рыдали сентиментальные британские домохозяйки, юные леди грезили о таком же принце, который ради любви способен был бы пусть не от престола отказаться, но совершить нечто такое, чтоб ахнуло все Соединенное Королевство. Эдуард VIII стал мужчиной века и его героем. В эфире радиостанции ВВС подданные услышали его потрясающее признание: «Я, король Великобритании, Ирландии и британских доминионов, император Индии нашел невозможным нести тяжелое бремя ответственности и исполнять обязанности короля без помощи и поддержки женщины, которую люблю». И оставил наследственный трон, пробыв у власти всего 325 дней, 13 часов и 57 минут.

Вот такой подарок преподнес король в декабре 1936 года своему народу, а тот как раз желал какого-нибудь рождественского сюрприза. Надо же так влюбиться! Разве для сорокадвухлетнего мужчины расставание – трагедия, да и женщин, их вон как много, а престол – всего один.
И кто же у нас «разлучница»? Сорокалетняя американка Уоллис Симпсон без титула и родословной? Морганатический брак, конечно, не приветствуется, но вполне допустим: Генрих VIII и не такие фортели выкидывал... Женой короля может стать к тому же еще и дважды разведенная дама? Британской монархии и такие прецеденты знакомы: женитьба Генриха II на Элеоноре Аквитанской, расторгнувшей узы с королем Франции Людовиком VII. Англиканская церковь согласно Акту о престолонаследии не освятит союз с представительницей Римско-католической церкви? Но миссис Симпсон не католичка, а если бы и так, то сменить конфессию не проблема... Как у этих венценосных особ все запутано! Возможностей для компромисса было достаточно, однако вмешалась большая политика, новоиспеченный король Эдуард VIII подписал акт об отречении, и вот мир по сей тень умиляется легенде о Великой Любви.

Эдуард VIII и Уоллис Симпсон. Королевство чувств

Скандал государственного масштаба

Сюжет закручивался лихо. До официальной коронации (истечения траура по умершему Георгу V) оставалось почти полгода, а этот благородный рыцарь, уже не наследный принц Уэльский, а ставший королем Эдуардом VIII, сражался даже не за сам за трон, а за право занять его, только женившись на Уоллис Симпсон. На ней, и ни на ком другом! Жениться по любви может любой король, но в «браке по левую руку» морганатической супруге и их детям отказано в наследовании престола и состояния. Эдуарда VIII устраивал и такой вариант, лишь бы заполучить женщину своей судьбы. Противилась намерению влюбленного его августейшая семья, парламент и Кабинет министров угрожали политическим кризисом, народ же хотел видеть своим монархом этого скромного симпатягу-принца, но без самозванки («Американская проститутка, отдай нам нашего короля!»).

Победить суждено было либо прекрасному чувству, либо монаршей и государственной целесообразности. Все дело в этой миссис Симпсон. Любовница короля – это пожалуйста! Порфироносная семья не порицала бы: за стенами дворца на протяжении веков и не такие шуры-муры водились, а уж как дотоле куролесили все известные короли... Да и сам мальчик (кстати, к своим сорока двум еще ни разу не женатый) предпочитает связи с замужними женщинами. Но видеть ее супругой Эдуарда VIII?! Ни-за-что!

Потрясенная всеобщей неприязнью, Уоллис, уже начав бракоразводный процесс, сделала заявление для прессы о готовности отказаться от всего, что становится неприемлемым и вызывает чувство сожаления и уехала в Канны. Впавшему в отчаяние Эдуарду VIII искренне сопереживал друг Уинстон Черчилль: «Его Величество на грани нервного срыва... любовь короля к миссис Симпсон... одно из самых сильных проявлений любви в истории человечества. Без сомнения, он не может жить без нее». Эдуард пригрозил, что попросту не явится на коронацию, если не получит разрешения жениться на Уоллис.

Но премьер сообщил, что идея морганатического брака британским Кабинетом и истеблишментом отвергнута, и потребовал от короля самому найти выход из патовой ситуации, в которую загнала монархию его неуместная любовь. Один из трех возможных. Прекратить отношения с миссис Симпсон. Жениться на ней и принять отставку правительства. Отречься от престола и жениться на той же миссис Симпсон. «Национальный Астрологический журнал» еще в сентябре 33-го года предсказал принцу Уэльскому бурный роман: «Если принц влюбится, он скорее пожертвует чем угодно, даже короной, лишь бы не потерять предмет своей страсти». Звезды оказались правы. Новоявленный король заявил: «Премьеру бы следовало знать, как упрямы бывают иногда Виндзоры». Затем на всю страну прозвучало не сожаление о потерянном троне, а исповедь счастливца: «Я потратил очень много времени на поиски женщины, которую хотел бы назвать своей женой. Без нее я был ужасно одиноким человеком». И страна, расчувствовавшись, пустила слезу. Но у Британии с этого дня был уже другой король.

Та женщина, которая...

Какая Уоллис? Кто такая Уоллис? Королевство просто умирало от любопытства, узнав про выбор своего нового короля Эдуарда VIII.

Знаменитый фотограф высшего лондонского света Сесил Битон сначала ужасался: «Фигура плоская, угловатая. К тому же голос ее гнусав. Она дерзка и шумна. Взрывы ее смеха похожи на крики попугая». А через год этот денди уже непритворно восхищался остроумием миссис Симпсон (на язычок ей действительно лучше было не попадаться), ее непринужденностью и хорошим вкусом. Она не терпела все эти традиционные английские банальности во время five o’clock (сегодня хорошая погода, не правда ли, сэр?).

«Не находите ли Вы, что лондонская погода не берет в расчет здешнюю систему отопления?» – учтиво спросил ее принц во время ритуала знакомства на одной из party. «Господи, с тех пор, как я ступила на британскую землю, погоду и отопление пришлось обсуждать раз сорок! Я надеялась услышать от принца что-то более оригинальное...» – резко оборвала его Уоллис. И никакой рисовки, никакого пиетета, заискивания перед августейшей персоной. Уже интересно! И этот легкий яд суждений... Не отличающаяся английской чопорностью раскованная американка (могла свойски похлопать титулованную особу по плечу) заинтриговала будущего короля. А ее пренебрежение распаляло, заставляло делать стойку.

Уоллис тогда исполнилось уже тридцать пять (немолода, но очень сексапильна!), она пережила много бурных романов и была замужем во второй раз. Впервые двадцатилетняя Уоллис скоропалительно сочеталась браком с летчиком ВМС США, а спустя 10 лет из-за того, что подвыпивший супруг часто бил ее, подала на развод, за что и получила порцию общественного осуждения. Женщинам без денег и профессии остается всегда одно – искать мужа. Получив работу в вашингтонской газете, Уоллис и принялась зорко высматривать кандидатуру (годы-то уходят), но на беду свою до умопомрачения влюбилась в аргентинского дипломата, лучше всех в столице танцевавшего танго. Согласилась на роль любовницы, надеясь в будущем узаконить эти отношения, а через год темпераментный мачо альковным утехам расчетливо предпочел женитьбу на невинной юной девушке с приданым. Опозоренная в глазах светского общества, с разбитым сердцем (зато теперь зная цену мужской любви), Уоллис сбежала на край света – в Китай, где ей предложили работу в консульстве США. Там она и познакомилась с совладельцем фрахтово-брокерской компании, добродушным англичанином Эрнестом Симпсоном, тоже разведенным, а потому без предрассудков, и в 1928 году стала миссис Симпсон. Через несколько лет чета переселилась в Лондон, вошла в тогдашний бомонд.

Эдуард VIII и Уоллис Симпсон. Королевство чувств

Встреча Уоллис с будущим королем стала роковой для британской короны. Но не для отрекшегося от нее короля: он получил свой Гран-при – женщину, которую сумел добиться. Эдуард VIII так и не переступил порог Вестминстерского аббатства, чтобы быть коронованным вместе с Уоллис, но сумел поднять ее выше британской короны своей любовью, превзойти которую пока не удалось никому.

Принц превратился в рыцаря

Женщина, изменившая ход истории и судьбу Британской монархии... Чем же так зацепила она наследного принца, что его причислили к величайшим романтикам человечества, а их love story стала романом века?

Принц Уэльский Дэвид (это имя он предпочитал всем остальным шести Эдуард Альберт Кристиан Георг Эндрю Патрик, данным ему при рождении) был весьма миловиден (а как хорош в форме морского офицера!), обаятельно застенчив, располагающе доброжелателен. Спортсмен, театрал. Сексуальные экзерсиы будущий король впервые освоил в 24 года, а его серьезными увлечениями (мимолетные амуры не в счет) были дамы, по выражению тех лет «очень замужем».

Первой сердечной и весьма долгой на (десять лет) привязанностью принца стала жена члена Палаты лордов – мать двух дочерей, старше своего любовника на 16 лет, интеллектуалка, с «перчинкой» в характере. И все было бы в рамках понимаемого приличия (таковы уж нравы королевского двора) и с молчаливого потворства самого мистера Уорда (как-никак будущий король), если бы Дэвид не вздумал на ней жениться. Не только ее муж, сама «невеста» (не говоря о короле-папе и королеве-маме) испытала шок, отказала жениху (все равно не позволят брак с разведенной), дабы не стать причиной государственного скандала. Принц был уязвлен: вот если бы запрет последовал от тех, кто блюдет устои конституционной монархии, он как истинный патриот смирился бы... Правда, капитулировал он легко (нет? может, и к лучшему!) и без паузы увлекся женой виконта. Та была молода, красива (увы, не так умна), но с ней Дэвид все чаще запивал тоску виски, сознавая: женщины отдаются ему из тщеславия (лестно же – будущий король), и это задевало его как мужчину.

Эдуард VIII и Уоллис Симпсон. Королевство чувств

И кто бы мог подумать, что этот бесхарактерный и немного вялый отпрыск ветви Виндзоров, став королем, с храбростью льва и мужеством настоящего мужчины будет биться за свою Женщину? Эту la femme fatale. Однажды он даже посмел заявиться к Симпсонам и, нервно теребя галстук, потребовать: «Я должен ее видеть!». Рогоносец-муж впоследствии вспоминал: «Я был до того ошеломлен, что так и сел. Лишь потом сообразил, что сижу в присутствии короля!».

Ухаживал Дэвид красиво. Уоллис принимала фамильные драгоценности Виндзоров с раритетными камнями и роскошные букеты благосклонно, но как бы свысока, словно сама была королевой. Мистер Симпсон лишь закатывал глаза, когда в дом вносили очередной презент, и умолял жену быть осторожней.
А та в постель к наследному принцу и не спешила, считая все забавным приключением (будет о чем вспомнить). Бдительный Скотланд-Ярд тогда установил за миссис Симпсон слежку (безопасность наследного принца – безопасность короны). Пока Дэвид сгорал от любви к Уоллис, та, говорится в рассекреченном после его смерти досье, имела интимную связь с агентом компании Ford Motor, «весьма обаятельным женатым авантюристом, прекрасной наружности». Дэвид об этом никогда не узнал: власть то ли его чувство пощадила, то ли не хотела марать и так подмоченную репутацию короны. Спустя три года после знакомства бастионы тридцативосьмилетней миссис Симпсон пали перед обезоруживающим и достойным восхищения чувством принца: она стала его любовницей, и с тех пор всю жизнь хранила ему верность.

Любовь в изгнании

В тот день, когда Эдуард VIII оставил трон брату Генриху VI, он выглядел как беззаботный школьник перед каникулами. Позвонив Уоллис во Францию («Я выбрал тебя»), долго пел в ванной. Та расплакалась («Безмозглый дурень!») и перебила почти всю посуду. То ли в гневе, что не стала королевой, то ли в ярости, что королем не стал ее Дэвид. Эдуард VIII покинул родину и навсегда стал изгоем венценосной семьи. Брат-король запретил ему без приглашения приезжать на родину, но платил более чем солидные отступное за замки, которые тот не потерял при отречении. И еще даровал Дэвиду фамильный титул герцога Виндзорского.

3 июня 1937 года, презрев запрет англиканских епископов, Дэвида и Уоллис венчал преподобный отец из Дарлигнтона. Гостей в Chateau de Cande было немного: королевская семья не простила своего отступника, а указ Букингемского дворца запрещал освещение свадьбы в прессе. Зато фото этого бракосочетания увидел весь мир. Соблюдая английские традиции, Уолиис , теперь уже герцогиня Виндзорская, разрезала шестиярусный торт, разослала кусочки немногим друзьям, а один, завернув, положила под подушку и хранила его всю жизнь (этот «сухарик любви» был продан в 1998 г. с аукциона Sotheby's). А из Лондона молодоженам вместо подарка прислали специально принятый акт: право именоваться «королевское высочество» не распространяется ни на жену герцога Виндзорского, ни на его потомков. Каков плевок, а? Отправляясь в добровольное изгнание, Дэвид не предполагал, что оно станет пожизненным. Теперь же стало ясно: семья и официальный Лондон отвернулись от него. Чету Виндзоров не приглашали на дворцовые церемонии, о них не упоминали в королевской хронике.

Они поселились сначала на вилле Chateau de la Croe, которую Дэвид, еще будучи королем, купил, собираясь жениться на миссис Симпсон (теперь она принадлежит Роману Абрамовичу), а после войны арендовали у французского правительства шикарный дом в Булонском лесу. Сразу после смерти Уоллис его приобрел Мохаммед Аль-Файед: его сын был другом британской принцессы Дианы – по иронии судьбы, бывшей жены наследного принца Чарльза Уэльского.

Герцогиня Виндзорская говорила, что с момента отречения Дэвида ее не покидает чувство вины. Поэтому она создала мужу свое маленькое королевство – королевство Любви и Нежности. А он был счастлив тем, что она видит в нем мужчину, а не короля. Первое время Уоллис спала в отдельной спальне и всегда готовилась к сексу, сводя законного супруга с ума своей мощной энергетикой. Горячая была штучка! Умение доводить мужчину до исступления Уоллис научили китаянки: искусство фэн-чанг – что-то вроде местной Камасутры. При этом деятельная герцогиня умело создавала мужу иллюзия занятости и нужности. Устраивала приемы (ее называли Миссис Элегантность), заставляла писать мемуары, встречаться с политиками, возиться с цветами и озорными мопсами. За руку водила к врачу. Уоллис была для него страстной любовницей и заботливой супругой, умным другом и мудрым помощником. Мечта, а не женщина!
Поэтому опальный суверен не мог расстаться с мыслью вернуться в Букингем вместе с Уоллис. Даже заигрывал с Гитлером: вдруг тот сумеет вернуть ему трон?

Эдуард VIII и Уоллис Симпсон. Королевство чувств

В Букингеме герцог побывал лишь по случаю траура, и без сопровождения Уоллис (таково было условие семьи). В 1952 г. умер его брат-король Георг VI и во время встречи с матерью, вдовствующей королевой, он спросил, почему семья продолжает так упорно отвергать его жену? И услышал: «Я часто думаю, мой сын, о солдатах, которые пожертвовали своей жизнью ради нашей страны в двух мировых войнах. Ты же не хотел пожертвовать для страны меньшим – женщиной, не подходящей в супруги королю». 

Экс-король посетил Англию еще через год, приехав уж на ее на похороны. На коронацию двадцатипятилетней дочери Георга VI, Елизаветы II, здравствующей и поныне, вопреки ее заверениям, герцога и герцогиню Виндзорских не пригласили. Уоллис же приехала в Англию, увы, уже одна – сопровождая в мае 72-го тело герцога для погребения. Незадолго до смерти в Париже дядю навестила Елизавета II, и это был первый и единственный жест запоздалого полупримирения, снятия бойкота. Следуя протоколу, едва живой герцог встретил королеву Великобритании стоя, а через 11 дней его не стало. Но он успел дать письменное разрешение похоронить его на Королевском кладбище в обмен на указ королевы, позволяющий рядом упокоить и его Уоллис. День погребения герцога совпал с 35-годовщиной свадьбы Дэвида и Уоллис. Герцогиня вернулась во Францию, вежливо отказа королеве переехать в Лондон.

«Единственная и неповторимая романтическая история короля, расставшегося с короной ради любимой женщины, — писала газета Sun, – завершилась». Королевство чувств, которое создала для него Уоллис, опустело. «Я очень одинока. Мне ужасно его не хватает. – жаловалась герцогиня, – Англия не простила меня, и я не простила Англию». Прислуга рассказывала журналистам, будто перед сном Уоллис целует подушку на той стороне супружеского ложа, где спал повелитель ее сердца, и говорит: «Доброй ночи, милый Дэвид!».

Заводя когда-то несерьезную интрижку с будущим королем, она и не подозревала, что сама способна на столь красивое чувство. Почему она так изменилась? Этот мужчина свои поступком сделал ее известной на весь мир, а в год его отречения журнал Time назвал Уоллис «человеком года»? Ладно, и это тоже! Нет, тайна в том, что герцог всегда чувствовал себя юношей, влюбленным в девушку (Ну, теперь вы понимаете, почему я его полюбила?»).

Пусть Уоллис не стала королевой, но управлять мужчиной – интереснее, чем страной.

Обнаружив ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Другие материалы в этой категории: « Милый лжец Сесил Битон

Контакты